Я

Слово — плод
Сусана Тенон.
(перевод с исп. Дарья Кутузова)

Я, наконец, вступила
в брак
с самой собой
сказала себе "да",
на столько лет запоздавшее
сколько лет
я страдала
выразить невозможно
плакала
хоронила себя заживо
потому что любовь всей моей жизни
я
не звонила себе
не писала себе
не приходила к себе в гости
а иногда
когда я набиралась мужества
и обращалась к себе
и спрашивала:
"Привет, как я себя чувствую?"
я сама себя отсылала прочь
и наконец
внесла себя в черный список
тех, для кого меня никогда нет дома,
потому что они обижают
унижают
преследуют
загоняют в угол
и в конце концов
мне даже не пришлось делать вид
когда я дала себе понять
что я себе не нужна вовсе
и тогда я перестала себе звонить
звать себя
и с собой разговаривать
И столько времени прошло
с тех пор,
как я себе стала совсем чужой
и я спросила себя
сколько же я с собой не разговаривала
помириться
надо попробовать помириться
и тогда я позвонила себе
и подошла к телефону я
и я не могла поверить
что столько лет, а оно все не зажило
все еще кровоточит
и тогда я себя спросила: "Эй, это я?"
"Я, - ответила я, и добавила, -
давно я о себе от себя ничего не слышала,
может, зайду к себе в гости?"
И я сказала да,
и мы встретились, и было
мне с собой спокойно и хорошо
и себе со мной тоже
так что так вот
изо дня в день
мы с собой поженились
и теперь даже смерть
меня с собой не разлучит.
Перевод с испанского, автор Сусана Тенон.

С любимыми не расставайтесь

Еще я сегодня испытала сепарацию по полной программе. Мы со Снежаной отвели сыновей на тренинг по скейтборду. Пока и пересаживала маленького на спину они уже пошли в зал. Когда я собралась идти за ними, Снежана уже вышла, сказала, что все в порядке, они с тренером, отпустили ее, помахали ручкой, но я со своим не успела попрощаться, не предупредила его, что буду ждать его снаружи и сердце у меня было не на месте, я решила, что пойду, посмотрю как они занимаются, чтобы мой сын видел, что я тут, ну, или попрощаюсь нормально. Тут выясняется, что ключа второго от зала нет, что единственный ключ у тренера, который с ними внутри. Мне все говорят, мол, что вы нервничаете, все ок, дети занимаются, успокойтесь, через час они выйдут. Раньше мы уже оставляли их на 30 мин с тренером, но всегда предупреждали и были под дверью. Я решила не настаивать, потому как, действительно, по логике - ничего страшного не происходит, подруга говорит, все ок, они ее отпустили, рукой помахали, все говорят, все ок, только я одна нервничаю. Короче, весь час я как-то кое-как терпела, смотрела на часы, все мне было не в радость, хотела проверить почту, ничего проверить не смогла, ужас. Я переживала, что сыну нужно в туалет и он постесняется сказать новому тренеру, что он скучает, что он испугается, что меня нет. И еще чего только не надумала. Логики было мало, было острейшее стремление восстановить контакт и близость.
Наконец, час прошел, их нет. Тут я уже стала настаивать, поскольку терпеть больше не могла. Все решили, что я чокнутая, но мне было пофиг. Подняла на уши всех, заставила тренеру позвонить, он не слышал телефон, заставила найти второй ключ (он вдруг как-то нашелся чудесным образом), пошли, открыли зал. Уф, увидела сына, все, успокоилась, такое счастье на душе, такая безмятежность сразу же, прямо блаженство.
Сын удивился даже увидев меня, не ожидал, видимо. Он был погружен в тренинг, у него было все хорошо, слава богу.
Но для меня это было очень полезное переживание. Жаль, только, что оно не случилось со мной несколько лет назад, тогда бы я не наделала некоторых ошибок.
Потому как если мне, взрослому человеку, обладающему логическим мышлением, и понимающим, что все в порядке, вроде бы, было настолько не по себе, каково маленькому ребенку, который тоскует по маме.
Это одно. Другое - это осознание того, как часто в современном мире матерям приходится "убивать" в себе инстинкты. Ведь оставить орущего годовалого малыша в саду можно только убив в себе инстинкт. А если твой инстинкт не мертв и орет в тебе громко: мне нужно к ребенку, может быть, что я сейчас необходима ему - то все кругом будут думать, что ты - сумасшедшая квочка. То есть, онемение - это в современном немецком обществе - социальная норма.
Третье - никогда нельзя малодушничать, если сердце говорит надо к ребенку - значит надо было настоять, чтобы нашли ключ от зала сразу. Не стесняться, что это кому-то неудобно. Блин, ненавижу себя за это!!!!
И еще. Идем с сыном позавчера, а он мне вдруг говорит: мама, ты можешь меня спокойно с МОЕЙ Леной оставлять. (Лена - это няня, которая уже год как к нам не ходит, потому как сын тогда год назад говорил, что не любит ее и не хочет с ней оставаться, с тех пор мы без няни) Я говорю, ты говорил, что не любишь ее. Он - нет, я просто раньше боялся, что ты уйдешь и больше никогда не придешь, а сейчас я уже большой и понимаю, что ты обязательно вернешься. Так что позови Лену, пусть приходит.
Челюсть у меня как отвисла так и висит до сих пор. Сыну сейчас 4 года 3 месяца.
Короче, с любимыми не расставайтесь :)

 P.S. в общем, не зря я волновалась. только что сын проснулся с плачем: ноги болят после тренировки. Я ноги массирую, но чувствую, он весь напряженный и успокоиться не может, плачет. Говорю: ты, наверное, скучал по мне пока на тренировке был. Я об этом и в течение вечера несколько раз заговаривала, но он не отзывался. А тут он как разрыдался и говорит: мне там вообще не понравилось, тренер плохо шутил, мне проход закрывал, мне там было плохо и неуютно.:(((((( Вот так, блин:(((((( Коза я коза. Просто слов нет… Я его обняла, говорю, что мне очень-очень жаль, что так получилось и что я больше никогда такой ошибки не повторю и всегда буду рядом! Он обнял меня  и с явным облегчением уснул. А я себя корю ужасно. Вот, зачем вообще нафиг такая тренировка была нам нужена??? Почему мне не хватило мужества послушать свое сердце и добиться, чтобы меня пустили в зал???:((((((